Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) пропагандирует полное грудное вскармливание как оптимальный способ питания младенцев. Большинство австралийских детей – 96% – начинают с грудного вскармливания. Но эта цифра уменьшается до 61% исключительно грудного вскармливания в возрасте одного месяца, 39% – в возрасте трех месяцев и до очень низкого показателя – 15% – в возрасте пяти месяцев.

Причины прекращения женщинами грудного вскармливания широко распространены. Они включают боль и дискомфорт на начальной стадии, отсутствие поддержки, боязнь, что ребёнок не получает достаточного количество молока, планы вернуться к работе и беспокойство по поводу настроения или удовлетворенности ребенка.

На уверенность женщины в грудном вскармливании может повлиять поведение ее ребенка и видимое качество и количество молока. Матери часто обращаются к медработникам в первые несколько дней после родов за помощью в оценке этих факторов.

Но исследование, которое я и мои коллеги провели в Новом Южном Уэльсе (штат на юго-востоке Австралии), показало, что негативные слова и выражения, которые иногда используют медики при описании нормального поведения во время грудного вскармливания, далеки от того, чтобы помочь женщинам.

Если описания медиками поведения младенца носят негативный оттенок, женщина может начать сомневаться в том, что грудное вскармливание удовлетворяет потребности ее ребенка. Слова, используемые для описания ребенка, имеют значение. Женщины, которые не получают удовольствия от грудного вскармливания, или думают, что оно не нравится их ребенку, с более высокой вероятностью прекратят его на раннем этапе.

Обвинение ребенка

Наше исследование, опубликованное в журнале «Материнское и детское питание», основывается на наблюдении за взаимодействием по вопросам грудного вскармливанием между 77 женщинами и 36 акушерками или консультантами по лактации в двух больницах Нового Южного Уэльса в течение первой недели после родов. Мы также отдельно интервьюировали некоторых акушерок и женщин.

В некоторых случаях медицинские работники пытались снять вину за трудности грудного вскармливания с матери. Но при этом они невольно возлагали вину на ребенка.

Акушерки использовали для описания ребенка такие слова, как “нетерпеливый” и “ленивый”. Например, младенцы назывались «нетерпеливыми», если они плакали возле груди и не сосали. Это связывалось с наследованием детьми “нетерпеливости”, которая проявлялась, когда молоко при первых попытках сосания текло недостаточно быстро для них.

Некоторые дети назывались “ленивыми”, если они не сосали достаточно долго или не употребляли достаточно молока при каждом кормлении.

В первую неделю после родов работники здравоохранения брали на себя роль «переводчика» младенцев и озвучивали то, что, как они считали, ребенок “думал”. Подразумевалось, что новорожденные имели способность мыслить, принимать решения и выбирать, сотрудничать при грудном вскармливании, или нет.

Складывалось недвусмысленное впечатление, что ребенок должен был «выполнять свои обязанности» во время грудного вскармливания. При такой установке, ребенок, который “сотрудничал” при грудном вскармливании и выполнял свою “работу” должным образом, назывался “хорошим”, “смышленым” и “умным”. В то же время, если медработник считал, что ребенок “решил” не “сотрудничать”, он использовал негативные характеристики.

Дети, которые были неспокойными и «не шли на сотрудничество», описывались во время грудного вскармливания как «сердитые», «капризные» и «раздраженные» из-за того, что молоко не текло достаточно быстро для них. Дети характеризовались как «жалующиеся», страдающие «приступом детской истерики», загоняющие себя в «тревожное состояние» или использующие свою маму как «пустышку».

Повторение таких негативных личностных характеристик и неблагоприятных объяснений поведения ребенка в конечном итоге влияло на восприятие некоторыми женщинами своих детей.

Следующая цитата демонстрирует, как используемые медработниками слова могут войти в обиход самой женщины. Во время пребывания в больнице эта женщина сказала акушерке, что у нее болят соски. Акушерка ответила:

«Ваши соски немного болят, потому что вы не привыкли к тому, что эта маленькая пиранья повисает на них каждые пять минут.»

Шесть недель спустя я опрашивала эту же женщину дома и попросила описать ее ранний опыт грудного вскармливания. Она ответила:

«Когда она присасывается к груди, то немного похожа на пиранью. Она захватывает сразу же…»

Сравнение новорожденного ребенка со зловредным существом, обладающим ненасытным аппетитом, может иметь значительные последствия для взаимоотношений матери и ребенка в контексте грудного вскармливания.

И мать, и ребенок учатся

Мы обнаружили, что более позитивная лексика и толкования поведения ребенка во время грудного вскармливания появлялись, когда медицинские работники рассматривали мать и ребенка как двух участников взаимных отношений.

В этом взаимодействии ребенок рассматривался как инстинктивное существо, которое обучается грудному вскармливанию, как и его мать.

Используемая при этом лексика интерпретировала поведение ребенка как нормальное и имела более позитивный оттенок. Она также способствовала “настраиванию” матери на потребности ребенка.

В случаях, когда женщины сами использовали негативную лексику для описания своих детей, акушерки обращались к теме родства и призывали к позитиву. В одном случае, мать назвала своего ребенка “упрямым маленьким мерзавцем”, который “не очень-то быстро принимает решения”.

Акушерка сместила акцент на более позитивное восприятие ребенка: “может быть, он просто еще не совсем готов” и “просто немного подержите его кожа-к-коже”.

Когда речь идет о поощрении женщин к грудному вскармливанию, лексика очень важна. Она может положительно или отрицательно повлиять на развивающиеся отношения между матерью и ребенком. Лексика должна быть направлена на усиление, а не подрыв связи мать-ребенок и должна помогать матери “настроиться” на ребенка путем правильного описания нормального поведения новорожденного.

Автор – Элейн Бернс, Преподаватель акушерства,

Западно-Сиднейский университет

Источник

Перевод Хоменко Юлия
консультант по ГВ, эксперт Проекта ПроГВ,
член СППМ