По крайней мере, как свидетельствуют заголовки в академических журналах, это словосочетание уже привлекает довольно большое внимание. “Нет такого понятия, как младенческий сон, нет такой вещи, как грудное вскармливание, есть только сон с грудью» – так называется новая статья антропологов из Университета Нотр-Дам Джеймса МакКенны и Ли Джеттлера, опубликованная в престижном европейском журнале Acta Paediatrica.

МакКенна и Джеттлер используют термин «сон с грудью» для обозначения совместного сна с грудным вскармливанием при отсутствии всех известных опасных факторов. Исследователи надеются легитимизировать его, чтобы посодействовать и поддержать миллионы кормящих матерей во всем мире, которые спят вместе со своими детьми, таким образом лучше регулируя выработку молока, увеличивая количество своего сна, укрепляя связь с малышами и утверждая свою материнскую роль, особенно если они при этом работают.

Данные более чем 25летних исследований, в частности, пар мать-ребенок, практикующих «сон с грудью», четко демонстрируют необходимость и преимущества непосредственного и постоянного контакта, в том числе в ночное время, для формирования основы оптимального грудного вскармливания, неонатальной привязанности и развития мозга. МакКенна и Джеттлер предлагают новую концепцию «сна с грудью», чтобы подчеркнуть преимущества грудного вскармливания в сочетании с совместным сном при отсутствии всех известных факторов риска, а также причины, по которым совместный сон в сочетании с интенсивным грудным вскармливанием значительно снижает риски по сравнению с совместным сном при искусственном вскармливании.

Исследователи предлагают этот термин в ответ на кампании “безопасного сна”, изначально проводившиеся в США и ​​все шире распространяющиеся по всему миру сейчас. Центральное место в кампаниях занимает безапелляционная рекомендация против любого и всякого совместного сна на одной поверхности. Антропологи из Университета Нотр-Дам вполне обоснованно опасаются, что эти кампании потенциально подрывают грудное вскармливание, и уже, по крайней мере, появляются признаки того, что они являются дезориентирующими, вызывающими сумятицу, и, во многих случаях, приводят к тому, что матери начинают спать со своими младенцами на более опасных поверхностях, таких как диваны, кресла-качалки и кресла, чтобы избежать сна в одной кровати.

Как говорится в статье, совместный сон в сочетании с грудным вскармливанием имеет много задокументированных преимуществ в одинаковой степени для младенцев и матерей, что объясняет, почему после десяти лет интенсивных усилий по его искоренению количество семей, практикующих совместный сон, не только не снизилось, но и увеличилось по крайней мере в два раза практически во всех подгруппах. Кампании «безопасного сна» в конце концов оказываются какими угодно, но только не “безопасными”, поскольку частью их программы является лишение молодых родителей, выписывающихся из роддомов, доступа к материалам по безопасному совместному сну, если они все же решают его практиковать. В то же самое время, эти кампании вызывают у консультантов по лактации конфликт с их этическими принципами, когда администраторы роддомов угрожают их уволить, если те консультируют родителей по способам снижения рисков совместного сна.

МакКенна и Джеттлер отмечают, что многолетние поведенческие и физиологические исследования свидетельствуют, что матери, практикующие сон с грудью, проявляют впечатляющую поведенческую чувствительность к присутствию и поведению их детей даже в наиболее глубоких стадиях сна. Дальнейшее обоснование для исключения кормящих матерей из мантры “нет совместному сну” приводится в новом комплексном британском исследовании СВДС (синдром внезапной детской смерти) и ВНДС (внезапная необъяснимая детская смерть). В отличие от других эпидемиологических исследований, это содержит критические, часто отсутствующие данные по грудному вскармливанию и употреблению наркотиков и алкоголя в контексте совместного сна. Оно демонстрирует, что при отсутствии этих и других опасных факторов совместный сон не является существенным фактором риска СВДС, а в возрасте более трех месяцев совместный сон вполне может служить защитным фактором.

Конечно, само грудное вскармливание, как известно, защищает от СВДС, но при его сочетании с совместным сном у младенцев формируется более естественная и безопасная картина сна, характеризующаяся его более легким течением с возрастанием количества микропробуждений и грудных кормлений за ночь. Все это увеличивает защитный эффект грудного вскармливания, поскольку степень защиты является дозозависимой – то есть, чем больше грудного молока, тем лучше. Сон с грудью также потенциально увеличивает защиту, помогая детям избежать часто опасного глубокого сна, связанного с искусственным вскармливанием и сном младенца отдельно.

Поскольку исследование в значительной степени предполагает, что грудное вскармливание и совместный сон являются физиологически и поведенчески взаимозависимыми, представляя собой по существу единую интегрированную систему (отсюда и термин «сон с грудью»), оно может служить средством разрешения того, что стало застойным и непродуктивным, если не опасным, – тупика между Американской академией педиатрии (ААП) и консультантами по лактации во всем мире, являющимися сторонниками сна с грудью. Проблема в том, что ААП всегда считала совместный сон несущим один-единый неизменный равновеликий риск, независимо от способа вскармливания и общих условий, в которых он происходит, – предположение, которое невозможно обосновать научно. МакКенна и Джеттлер предполагают, что понятие “сон с грудью” может послужить особенно полезной концепцией для открытия дискуссии, направленной на дифференциацию «типов» совместного сна, а также для уменьшения замкнутости выпускающих рекомендации органов, в частности путем привлечения родителей, для которых эти рекомендации предназначены, и голоса которых не слышат и до сих пор не слушают построенные по иерархическому принципу медицинские и правительственные учреждения.

МакКенна является директором Института по изучению поведенческих особенностей сна матери и ребенка при Университете Нотр-Дам, а Джеттлер возглавляет Институт по изучению гормонов, здравоохранения и поведения человека при этом Университете.

Перевод – Хоменко Юлия,
консультант по грудному вскармливанию,

эксперт Проекта ПроГВ, член СППМ (Киев)
Источник

62176309